Понедельник, 24 Апрель 2017 21:51

Музыкально-поэтический вечер «Таланты, опаленные войной»

Автор
  • Порекомендуйте друзьям.
  • Добавить комментарий

Почти 72 года тому назад 9 мая 1945 года нашим народом была одержана победа над фашистской Германией.

Великая Отечественная война была самой кровопролитной и разрушающей все на своем пути - города, села, производства, дома, миллионы унесенных жизней в ХХ веке. Почти каждой семьи она коснулась. В сознании людей живет память и благодарность солдатам, одержавших эту долгожданную победу. И мы эту память должны передать следующим поколениям. 9 мая 1945 года в Угличе отметили митингом. И началась мирная жизнь без войны.
 Сегодня хотелось бы вспомнить тех, кто связан с Угличем, войной и культурой. В мае мы будем отмечать День Победы. Это самый важный праздник в нашей стране. О людях, которые сражались ради нашего мирного настоящего, умирали, получали ранения, выживали и опять рвались в бой… вспоминать никогда не поздно.
 Начнем с Дмитрия Бучкина, чье детство прошло в блокадном Ленинграде, который после войны, как и его отец, Петр Дмитриевич Бучкин, стал художником; далее вспомним зенитчицу, защищавшую Углич от фашистских летчиков - Екатерине Лапиной, ставшей в мирное время сотрудником нашего музея. Вспомним о Ленгвенс Фрице Фрицевиче, получившему бронь, всю войну проработавшем главным энергетиком шлюза, который был одновременно и художественным руководителем клуба на левом берегу, и о его жене - Клавдии Степановне, которая отвечала за кинопрокат; о Сергее Максимове, прошедшего дорогами войны, выжившем в этом кровавом пекле, в мирной жизни радовавшем угличан своим замечательным пением в русской манере; о журналисте Валентине Потехине, волею судьбы не попавшему на фронт, но бывшему в трудных места службы - в охране тюрем, в охране И.Ф.Сталина, в мирное время писал очерки и фельетоны в наших местных газетах; об Анне Расплетиной (из раскулаченной семьи), блокаднице, врачу по профессии, в мирное время она пела в хоре, вышивала, участвовала в выставках; об Евгении Стругалеве (из семьи раскулаченного крепкого крестьянского рода) воевал, учил других воевать, в мирное время работал во ВНИИМС, для души создавал изумительные изделия из капов; о Юрие Шанихине, выросшем в детском доме, воевавшем в японцами, в настоящее время с удовольствием выступает перед молодежью, читает свои стихи и стихи других поэтов; о Леониде Шигине – блокаднике, в мирное время ставшем художником, поэтом, неплохим музыкантом; о Богородском Василие Никандровиче - военном инженере, в мирное время после войны - директоре РМЗ, ЭМЗ в Угличе, с 1968 года В.Н. Богородский являлся бессменным председателем Общества охраны памятников истории и культуры, Смирнове Владимире Михайловиче - фронтовике, экскурсоводе, журналисте, партийном работнике.
Всех их коснулась война. Им повезло - они остались живы. И в мирной жизни они жили интересной, наполненной жизнью. Они трудились на своих предприятиях, учреждениях, а для души, друзей, угличских зрителей создавали яркие образы. Многих из них вы, возможно знали, и с удовольствием вспомните этих замечательных людей, познакомитесь с их биографиями более подробно.

 Блокадник, профессиональный художник - Бучкин Дмитрий Петрович, 1927г.р. летом отметит свой 90-летний юбилей Дмитрий Петрович Бучкин родился в Ленинграде в1927 году. В июне этого года он отметит свое 90-летие. В конце тридцатых годов отца Дмитрия Петра Дмитриевича арестовали, без объяснения причин. Вся семья отправилась в ссылку в Тюмень. Начальник колонии узнав, что Петр Бучкин художник, вызвал его и приказал написать портрет И.В.Сталина. Выполненная работа ему понравилась, и он попросил написать свой портрет. Семью перевели в более обустроенное помещение, стали лучше кормить. «Отец начал писать портрет начальника. Во время сеансов он рассказывал начальнику много всевозможных историй, и начальник проникся к нему уважением». Начальник отправил запрос в НКВД Ленинграда, узнал, что осужден художник по статье 58, это значит – враг народа, но расшифровки - за что забрали, нет, графа пустая. Из Ленинграда ему ответили: «Поступайте по своему усмотрению». Начальник лагеря вернул Бучкину паспорт, заплатил ему за выполненную работу и в паспорте никаких отметок не оставил. Так портрет Сталина и умение художника Петра Бучкина хорошо писать портреты спасли всю семью от возможной гибели.
К началу войны Дмитрий Бучкин учился в школе при Академии художеств. Из его воспоминаний: «Летом несколько семей уехали на дачу в Рождествено в Ленинградской области. Когда началась война, никто не воспринял эту новость как трагедию. Верили в наши силы, считали, что разобьем немца в считанные недели. И потому так же писали этюды, ловили рыбу, варили варенье, ходили за грибами. Радио ходили слушать к сельсовету. Сначала сводки были утешительными: «Наши войска переходят на заранее подготовленные позиции». И вдруг: «Противником взят Псков. Потом - взята Луга!».
Во время войны Дмитрий вел «блокадный дневник», в котором начинающий художник фиксировал все, что видел вокруг. Позже эти материалы вошли в небольшую книгу «Гравюры и рассказы». Из гго книги: «Все происходило очень стремительно. Скоро до нас стали доноситься раскаты орудийной канонады, в небе появились немецкие самолеты. Бросив все пожитки, мы устремились в Ленинград. Бежали 60 километров, тут же шли отступающие войска. Жить было не просто. Дежурили на крышах домов, сбрасывали зажигательные бомбы, выстаивали длинные очереди за хлебом по карточкам. Несмотря на осадное положение, художники продолжали работать, молодежь учиться. После войны стало известно, что для поддержки художников из Москвы присылали самолет с продуктами, но до нас ничего не дошло.13 ноября 1943 года на улице Герцена в промерзшем выставочном зале была организована военная выставка. Измученные, истощенные выжившие художники, закутанные в платки и одеяла, тащили на выставку свои работы»…
По дороге жизни семью Бучкиных – Петра Дмитриевича, Дмитрия Петровича и его маму вывезли в Углич. Некоторое время Бучкины жили в нашем городе, Дмитрий учился здесь в школе. Петр Дмитриевич писал картины, организовывал в городе Угличе вместе с местными художниками выставку в кремле во время войны.
Первые уроки живописи получил у своего отца – известного живописца Петра Бучкина. После окончания войны Дмитрий продолжает учебу и поступает в училище по архитектурной отделке зданий. Во время учебы и по окончании училища он работал по восстановлению разрушенных памятников архитектуры.
В 1952 году он окончил факультет декоративно-монументальной живописи ЛВХПУ им.В.И.Мухиной, учился у А.М.Любимова, Р.Р.Френца, И.П.Степашкина. В Петербурге, и не только, Дмитрий Петрович известен как живописец, акварелист, график, член Петровской Академии наук и искусств. Произведения его выставлены в Прусском музее, галереях Японии, Кореи, Франции…
Сын, следуя традиции своего отца, неоднократно выставлял свои картины в картинной галерее в 1970-е годы в нашем городе, выпустил набор репродукций с видами Углича к своему 80-летнему юбилею.


Сегодня мы говорим не только о художниках, но и о людях других профессий.
Лапина Екатерина Алексеевна 1920 года рождения (3.10.1920 – 30.09.2006) была призвана в армию 15 мая 1942 года. С 16 мая Екатерина Алексеевна проходила службу в 62-м Отдельном зенитно-артиллерийском дивизионе. Ее звание - красноармеец-телефонист 2-й зенитной батареи. «Маленькие девушки, - вспоминала Екатерина Алексеевна, - в первое время «тонули» в выданных им шинелях, гимнастёрках и галифе. Ещё хуже обстояло дело с сапогами у тех, кто был обладателем 34 размера или ненамного большего». К таким, как раз и относилась Екатерина Алексеевна. Командиром Лапиной Е. был Федоренко А., а комсоргом Романенко Евгений. Лейтенант Романенко Евгений Ефимович стал мужем Екатерины Алексеевны.
Из воспоминаний бывшей зенитчицы Е.А. Лапиной: «В первой половине 1942 года днем стреляли нечасто – на высоте 7 км поразить «хейнкель» было невозможно. Но с осени 1942 года и в 1943 году редко выдавалась ночь без боевой тревоги. После неудачных полетов на Ярославль и Рыбинскую ГЭС немецкие самолеты брали курс на Углич».
 
Большая часть военнослужащих-мужчин дивизиона вскоре была отправлена на фронт, а девушки 5 мая в торжественной обстановке приняли присягу и были распределены по боевым точкам, в соответствии с военными специальностями. В Угличе зенитки стояли по всей набережной, вокруг непосредственно строящейся гидроэлектростанции и правом и левом берегу Волги.
С первых дней войны молодежь заполнила мобилизационные пункты страны. Каждый хотел внести свою лепту в защиту родины.

9-го мая 1945 года в 5-00 утра ефрейтор-связист Лапина, находясь на боевом дежурстве, приняла телефонограмму о капитуляции Германии. По окончании войны вместе с другими зенитчицами была направлена в Ярославль, откуда и демобилизовалась в июле 1945 года.
С 1949 года Екатерина Алексеевна работала экскурсоводом Угличского Краеведческого музея, затем сотрудником. С 1965 по 1978 год занимала должность директора Угличского музея.

Ленгвенс Фриц Фрицевич рассказывал, что к ним в клуб приходили зенитчицы танцевали взрослые мужчины из охраны военного объекта Гэса и шлюза сидели и смотрели на танцующих.
Ленгвенс Фриц Фрицевич родился в Кашире весной 1904 году, работал электриком, женился на Воротниковой Клавдии Степановне, и они с малолетним сыном колесили по России, строили элетростанции. В 1935 году они приехали в Углич на строительство Угличской гидроэлектростанции.
Из его воспоминаний: «Мне вспомнились былые годы в начале войны, когда мы досрочно 22 сентября 1941 года пустили в работу недостроенный шлюз, а монтажники, которые в первые дни его эксплуатировали, были срочно отозваны на оборонительные работы. (Вокруг нашего города население рыли противотанковые рвы, вместе с другими женщинами на этих работах была и моя бабушка Клавдия Степановна устанавливали доты, дзоты, формировали партизанский отряд на случай, если в город войдут немцы).
Нам передали две группы восьмиклассников (среди этих молодых людейбыли мой отец Ленгвенс Леонад Фрицевич), еще не успевших кончить подготовительные курсы электриков и механиков для эксплуатации шлюза, который был на 80% автоматизирован. Пришлось срочно организовать учебу в неурочное время, так как шлюз должен был работать - перевозить грузы и раненых. Ребята приходили за час-полтора до работы и уходили поздно, изучая сложную недостроенную автоматику. И так каждый день, порой без выходных, благо скоро наступила зима, и можно было работать в одну смену.
Но молодежи такой нагрузки оказалось мало, ей хотелось еще чего-нибудь для себя. Однажды ко мне обратились ребята с просьбой, где бы найти комнату, чтобы собраться, повеселиться, поговорить о своих делах. На шлюзе много было недостроенных, пустых посещений, но чтобы их использовать, у нас не было ни сил, ни материалов. Я им предложил отремонтировать брошенный зал белого дома с разбитыми рамами.
Администрация разрешила взять доски от старого забора и остаток опилок, на себе все перетаскали, забили окна, засыпали их опилками, побелили помещение, на окнах написали лозунги, выпросили белого материала, нарисовали на них якоря и цепи – получились приличные занавески, нашли мешковины, сшили занавес, и получилось у нас хорошее помещение под клуб.
На почте нам дали приемник, принесли из дома патефон, натаскали пластинок, и стали проводить остаток свободного времени в своем клубе. Там справляли все праздники, появились у нас декламатор, танцор, артисты. Ребята не умели танцевать, пришлось мне самому показать пример – научили и меня танцевать в 40 лет. До этого мы считали танцы буржуазной формой развлечения, за мной научились и другие. К нам стала ходить молодежь с правого и левого берега, мы делали платные спектакли – появились деньги, заказали своим балеринам колготки и сапожки, купили старенький баян, наняли учителя, научили своего парня играть. Потом соорудили спортивную площадку, все своими руками без протянутой руки.
После всего этого, когда автоматику наша молодежь изучила, захотелось померяться силами с соседним Рыбинским шлюзом. Так мы организовали технобой, с главным электриком договорились, ничего ребятам не подсказывать - пусть сражаются сами. Нарисовали линию фронта, с каждой стороны расставили бойцов, одни задавали вопросы, другие на них отвечали, и линия фронта начала искривляться то в одну, то в другую сторону. Это было очень весело и поучительно. Потом организовали технобой с горэлектросетью.
Вот так раньше молодежь сама себе организовывала свой досуг – тогда труд считался делом чести, доблести и геройства.


Отправляли призывников на фронт из городов и деревень. Одним из них был Сергей Максимов.
Максимов Сергей Дмитриевич родился в деревне Камышево Угличского района в1924 году в крестьянской семье. После окончания 7-го класса средней школы №2 он поступил в ФЗО г.Рыбинска, где получил профессию токаря, которой был верен всю жизнь.
4 ноября 1941года призывная комиссия при Угличском райвоенкомате признала Сергея Максимова годным к строевой службе, и 5 февраля 1942 года он принял военную присягу. Рослый, физически сильный и выносливый он прослужил в армии по апрель 1947 г. и освоил много военных профессий. С ноября 1941г. по март 1942г. был минометчиком лыжной батареи. Воевать пришлось на Карельском фронте среди многочисленных болот, поэтому ноги почти все время были сырые, что, конечно, сказалось на здоровье впоследствии. Сергей Дмитриевич заболел туберкулёзом.
С марта 1942 г. по июль 1944 г. он был орудийным номером 69-й отдельной морской стрелковой бригады. В 1943г. Сергей был ранен в ногу, лечился в госпитале в Ленинграде. С июля 1944 по январь 1945г. он -- командир отделения 20—й воздушно-десантной бригады, а с января 1945 г. по май 1946г. он – командир отделения 302-го стрелкового полка. Участвовал в освобождении Венгрии, Чехословакии. Великую Отечественную войну закончил в Будапеште, участвовал в войне с Японией.
О войне рассказывать не любил, так как воспоминания были тяжелыми. Так, однажды, находясь в составе небольшого отряда – численностью 10 человек, он получил задание выбить немцев из населенного пункта под покровом ночи. Видимо, операция была недостаточно подготовлена, так как стрельба шла и по немцам, и по своим. В результате уцелел только Сергей.
После войны он продолжал служить в армии. С мая 1946 года по январь 1947 года Сергей Дмитриевич был командиром стрелкового отделения моторизованной разведроты, а с января 1947г. по апрель 1947г. Сергей Максимов был заместителем командира стрелкового взвода 296-го парашютного полка. Демобилизовавшись, вернулся в Углич, устроился токарем на завод №34 (впоследствии ремонтно-механический), проработал на нем до пенсии.
К 40-летию годовщины Октябрьской революции его имя было занесено на городскую Доску почета (1957), дважды награждался за рационализаторскую работу. В августе 1973 года, в связи с 25-летием создания футбольной команды на заводе, ему была объявлена благодарность как активному игроку первой команды. В честь 30-летия со Дня Победы (1975 год) Сергей Дмитриевич был занесен в заводскую Книгу боевой славы.
В 1962 году, как лучший токарь Сергей Максимов, был отправлен в командировку в Афганистан на строительство автодороги Кушка-Герат- Кандагар. Там он работал три года и обучал своей профессии афганцев. За работу в Афганистане был награжден афганским орденом «Звезда». Вернувшись, продолжал работать на родном заводе. Отработав на заводе 42 года, он ушел на пенсию.
Имея прекрасный бас, Максимов с удовольствием выступал на сценах Дворца культуры и в клубе Машиностроителей. Его любимым произведением была русская народная песня «Вдоль по Питерской». Она звучала не только в Угличе, но и во всех колхозах района, где он неоднократно бывал с агитбригадой. Ежегодно на митинге в честь Дня Победы он пел для ветеранов их любимую песню «День Победы», которую они слушали со слезами на глазах. Таким поющим он останется в памяти угличан.
 
Мы прекрасно знаем Потехина Ивана Николаевича – нашего замечательного художника, краеведа. В этом году у этого художника в семье его дочери отметят 125-летние со дня его рождения. В картинной галерее «УГНЛЪ» проходила выставка портретистов 50-60-х годов, где были представлены портреты Ивана Николаевича. А мы вам хотим рассказать о его сыне Валентин Иванович.
Валентин Иванович Потехин родился в Угличе, здесь же закончил среднюю школу №1, а перед войной в1937 году он поступил и институт цветных металлов и золота в Москве.
С самого раннего детства Валентин хорошо рисовал под руководством своего отца Ивана Николаевича Потехина. Быть может, отец мечтал, что сын когда-то поступит в Академию художеств. Но у Валентина с детства был такой юмористический и даже сатирический взгляд на искусство, что часто, рисуя натюрморты, он умудрялся за несколько минут, когда отца не было рядом, подрисовать кувшину или чайнику на рисунке смешную рожу с ушами или усами и трубкой в зубах или еще что-либо в этом роде. Талант карикатуриста, видимо, мешал серьезным занятиям живописью.
В начале войны, в 1941 году, институт, где учился Валентин, был эвакуирован в Среднюю Азию. Алма-Ата, Термез, Ташкент - это те города, где пришлось буквально выживать студентам, так как было очень голодно. По ночам Валентин подрабатывал грузчиком, а по вечерам маляром за малую плату, но зато получал хлебную карточку (на 800гр.).
В 1941 году он должен был защищать диплом, но их -- студентов 4-го курса, переводят на 3-ий курс Алма-Атинского горно-металлургического института в связи со слиянием вузов. Наконец Потехин принял решение поступить в Алма-Атинское военно-пехотное училище, которое и закончил в апреле 1945 года. В действующую армию не попал, а поскольку прекрасно рисовал и писал, то определен был в военкоры, стал секретарем ВЛКСМ, а затем инструктором политотдела и ответственным редактором.
В жизни и в службе ему всегда помогало его острое слово и не менее острый карандаш. Случилось ему служить и в Норильске в охране лагеря заключенных, и в Москве в охране Кремля, но военная карьера по недостатку здоровья не состоялась. Он демобилизуется в 1956 году; вернувшись в Углич, работает в архиве, затем становится на много лет (14) секретарем редакции газеты «Коллективный труд», впоследствии переименованной в «Авангард». Валентин Иванович поступает во Всесоюзный юридический заочный институт и в 1959 году получает диплом и квалификацию юриста. Теперь он уже пишет статьи и в раздел «Юридическая консультация». В 1958 году он был принят в Союз журналистов СССР. В свою газету и другие печатные издания Ярославской области он пишет статьи под своей фамилией, а фельетоны – под псевдонимом В.Зубов или П.Валентинов.
К 1971 году Валентин Потехин переходит на работу в прокуратуру (зам. прокурора), но продолжает писать статьи для редакции и выпускать городскую сатирическую газету «Не проходите мимо». Все статьи и карикатуры в ней были выполнены им. Газету помещали на всеобщее обозрение в «рядках», она была очень ожидаема и популярна в Угличе.
А еще был он пытливым исследователем-краеведом, прекрасным эрудированным рассказчиком и увлеченным шахматистом, составлявшим свои авторские шахматные этюды и композиции, многократно помещавшиеся в газете «Советская милиция». В нашем городе его называли «ходячая энциклопедия». Во истину - талантливый человек талантлив во многом.
Кроме медали «За Победу над Германией» и «За доблестный труд» (к 100-летию В.И.Ленина) Валентин Иванович Потехин награжден значительным числом юбилейных медалей Вооруженных сил СССР и многочисленными почетными грамотами.
 

Мы с вами будем сегодня говорить о людях разных специальностей. Мы уже поговорили о художниках, производственниках, сотрудниках музея, журналистах. А сейчас мы поговорим о замечательном докторе с творческой душой. Речь пойдет об Анне Константиновне Расплетиной. А.К. Расплетина принадлежала к семье лишенцев. Отец их в Рыбинске торговал тканями, был репрессирован с конфискацией имущества и выселением семьи. Многочисленных детей (11 человек) распределили по родственникам. Анна Константиновна жила и училась в Ленинграде при поддержке старших братьев. В 1950-е гг семьи репрессированных все еще находились под надзором в местах проживания.
Анна Константиновна росла, как и вся детвора предвоенного времени. «Война обрушилась на нас внезапно, врасплох. Запасов питания у населения никакого не было». В июле 1941 года она пошла работать в институт костного туберкулеза медсестрой и оказывала помощь людям, через месяц ее направили на работы по устройству противотанковых рвов под Лугу. Во время войны Анна Расплетина поступила в институт педиатрии, студенты ходили на лекции, дежурили в госпиталях. В мае - июне 1942 года она уже работала участковым врачом. Будучи сама в состоянии дистрофии второй степени, многократно сталкивалась с дистрофиками более ужасными. «Много страшного и ужасного можно рассказать о тех днях. Жаль только, что погибла от голода молодежь, которая выросла на моих глазах. Я считаю, что эта молодежь была золотая. Они не пили, не курили, уважали своих родителей, все хотели учиться. Одним словом - были порядочные парни. Ленинградская блокада подействовала на меня сильно, и я охладела к Ленинграду всерьез и надолго. Да и там блокадникам в жилищном отношении нелегко живется, все в коммунальных квартирах. Да, жителям Ленинграда не много надо было, чтобы выжить - это запас продуктов месячный. И это на будущее надо учесть. Запас продуктов должен быть всегда у населения. Запасливый - лучше богатого». Блокадницей она стала официально только в 1988 году.
В июле 1942 года Анна Расплетина эвакуировались из Ленинграда вместе с матерью, братом и сестрой – все были дистрофики. Несмотря на дистрофию, она отправилась в Иваново - закончить медицинский институт. Жила впроголодь, но учебу не бросала и даже работала в детской поликлинике врачом и сдала 200 граммов крови. После получения диплома ее направили на работу в Ярославль - в облздравотдел.
В 1944 году Анна Константиновна попала в Углич. Сначала, чтобы поправиться от дистрофии, пришлось продавать вещи на базаре. «Я, как врач, зарабатывала на литр молока в день, приходилось на рынке торговать одеждой». Расплетина долгие годы лечила наших угличан.
В свободное от работы время плела кружева, участвовала в выставках вплоть до 2000-х гг., была заводилой общественницей, участницей художественной самодеятельности и всех культурных мероприятий в медицинских учреждениях Углича. Живя в Доме ветеранов, она сочиняла стихи, писала воспоминания, которые публиковались в газетах, книгах. Свое увлечение прикладными ремеслами она передала своим дочерям - Ирине и Вере, которые хорошо шили, и уже внучки Елена и Зоя помогали своей маме Ирине Николаевне создавать замечательные современные костюмы и кукол в русском стиле.
Дети Анны Константиновны Расплетиной продолжили добрую традицию - радовать своими работами угличан. Они активно участвовали в выставках, достойно представляли наш угличский край на престижных областных и региональных выставках-конкурсах и фестивалях.

Судьбы Анны Расплетиной и Евгения Стругалева похожи. В детстве они пережили много горя и лишений, но не сломались, выросли, выучились и стали интересными людьми, много полезного сделали для людей.
Стругалев Евгений Георгиевич родился 13 февраля 1922 года в деревне Манинская Нерльского района Калининской области в семье крестьян. Семья в составе деда с бабкой, родителей, Евгения и сестры его Кати проживала в одном доме. Семья была зажиточная - 2 надела земли, 2 лошади, корова, овцы, куры, гуси. Отец и дед катали валяные сапоги.
В 1930 году семью раскулачили и отправили в Казахстан. Пройдя тюрьму, болезни, мать с сыном в 1933 году переехала в Углич на постоянное место жительства. Евгений учился в с/ш №1, было желание у юноши окончить военно-морское училище. При прохождении предварительной комиссии при горвоенкомате один из врачей сказал, что «я по особому заказу сделан». Послали заявления в разные военно-морские училища. Результат один – отказ. Один из работников военкомата сказал: «Не пиши, кулачье, не примут, еще сбежишь в какую-нибудь Англию».
Осенью 1940 года подал заявление о поступлении во 2-е Саратовское танковое училище (тяжелые танки). Необходимостью поступления было совершение 100-километрового марша, Стругалев Евгений прошел чуть ли не в единственном числе. На приемной комиссии сказал, что семья была репрессирована, а затем восстановлена в своих правах. На что председательствующий сказал, что сын за отца не отвечает. По окончании училища он был назначен преподавателем службы боевого восстановления танков. В мае 1942 года Евгения Стругалева направили на фронт в 3-ю танковую армию (командовал ею Рыбалко). Она использовалась на фронтах, которым было тяжело противостоять немцам. Танковая бригада, использовавшая тяжелые танки, воевала последовательно: Брянский фронт, Воронежский фронт, Западный фронт, один из Украинских фронтов до конца войны.
Позже Стругалев Евгений поступил в Московскую академию бронетанковых войск, по окончании учебы был направлен в ГСВГ (группу советских войск Германии) на должность начальника подвижной танко-ремонтной базы. Позже его перевели в местечко Кирхмезер под Бранденбургом, где на бывшем немецком танковом заводе по производству новых танков (пантер) был организован подвижный танкоремонтный завод (ПТРЗ). На заводе работали до 1000 человек: русские и немцы. В конце 1952 года ежемесячно с конвейера завода сходило до 40 отремонтированных танков ИС-3. В 1963 году Евгений Георгиевич был переведен в Уральский военный округ, в 1967 году в связи с резким ухудшением состояния здоровья был уволен в звании инженера-полковника. И вместе с женой они вернулись в Углич.
С детства Евгений Георгиевич привык много трудиться, занялся обработкой капов (наростов на деревьях), но это не всегда его удовлетворяло. Нужна была человеку работа с людьми, поэтому в 1968 году он поступил на работу в отдел ВНИИМСА (Всесоюзного научно-исследовательского института маслосыроделия) на должность старшего научного сотрудника, возглавил сектор испытания машин, позже работал в кадрах.
Стругалев не переставал работать с деревом, резал небольшие плашки из капов, шлифовал их, выкладывал ими стулья, столы, разделочные доски, заливал обильно лаком, полировал - получались неплохие изделия под янтарь, участвовал в выставках, дарил свои работы близким, часть работ передал в музей.

Многие молодые люди, не достигшие призывного возраста на начало войны, успели повоевать в конце Великой Отечественной войны. Они переживали, приписывали себе годы, рвались в бой. Одним из них был Шанихин Юрий Викторович, родился он в Угличе. Еще до войны на долю молодого паренька выпали серьезные испытания. В 1936 году арестовали его мать, что-то не совсем угодное ею было сказано о сталинском режиме.
 В 1937 году троих детей семьи Шанихиных определили в детский дом города Мышкина. Юрий сбежал в Углич к тетке, которая являлась директором здешнего детского дома. Когда началась война, детей из детдома эвакуировали вместе с заводом ТТК-2 на дебаркадере в Заинский район Татарской АССР. Там многие ребята закончили ремесленное училище, получив специальность слесаря-судоремонтника, Юрий вернулся в Углич.
 На фронт его не взяли по возрасту и по внешнему виду «Видя мой внешний вид: щуплый, худой, небольшого роста, да и по годам я не подходил – всего 15 лет. Я боялся, что война закончится без меня, и я лично не успею отомстить фашистам.
 Шел 1944 год, юноша поступил на работу на завод №34, будущий Ремонтно-механический завод (РМЗ). В это время в нашем городе открылась морская школа, точнее учебно-химический отряд (в здании нынешнего суда), также занятия проходили в здании школы №1. Окончив краткосрочные курсы матросов, Юрий Шанихин получил новую военную специальность - химика-дымовщика, и был направлен в действующую армию на Краснознаменный Северный флот. Юрий Викторович попал служить на подводную лодку «Малютка». В задачу подводных лодок входило сопровождение транспортных судов союзников, перевозивших ценные грузы продовольствия, медикаментов, военной техники. Судьбе было угодно, что все выходы в море для корабля и его экипажа оказались спокойными и возвращения в бухту - благополучными. Шел 1945 год. День 9 мая этого года принес вести: Великая Отечественная война закончилась! Но Юрий Шанихин еще успел и с японцами повоевать.
 Демобилизовался Юрий Викторович в 1951 году. Вернувшись в родной город, он устроился на завод ТТК-2, который впоследствии был переименован в «Чайку». На заводе Шанихин проработал 40 лет. В послевоенное время, несмотря на тяжелые испытания, выпавшие на долю русского человека – страшные потери, голод, холод, народ не утратил бодрости духа. Творческая жизнь в Угличе била ключом. В клубе «Октябрь» существовал народный театр. И пусть актеры были не профессионалы, но играли, как утверждают очевидцы, с душой. В гуще этих событий оказался и Юрий Викторович. Он исполнял различные роли – от массовых до главных: купец Иголкин - в спектакле «Иван – крестьянский сын»; Самсон кареглазый - в постановке «Раки»; председатель колхоза - в спектакле «Честь семьи» и другие. Уже в наше время ветеран войны снимался в фильме «Морфий», массовые сцены которого режиссеры снимали в Угличе.
 Несмотря на преклонный возраст, Юрий Викторович не замыкается в себе, встречается с молодежью, выступает перед угличанами, читает свои стихи по военной тематике, является прекрасным примером для подражания подрастающему поколению.

 После войны оставшимся в живых, хотелось жить, рожать детей, работать, созидать под мирным небом…. И они жили, работали - восстанавливали разрушенные города, заводы, лечили людей, занимались творчеством. Мы сегодня вам уже рассказывали о блокадниках - Дмитрие Бучкине, Анне Расплетиной. Леонид Шигин тоже пережил блокаду в Ленинграде, но выжил…
 Леонид Павлович родился 19 мая 1926 года в Ленинграде. Его родители – Павел Шигин и Екатерина Павловна Карцева были родом из села Прилуки Угличского района. Отец был много старше матери. Она не любила его. Но в 25 лет её насильно выдали за него замуж, хоть она и спряталась от жениха в сундук. Павел увёз жену в Питер, где он работал и где у него было жильё. Вскоре после рождения сына отец умер от чахотки, а Лёня остался с матерью. С детства он любил рисовать, поэтому кроме семилетки окончил и художественную школу. Второй его страстью были книги. Читал запоем. Его мать впоследствии рассказывала своей внучке Свете, что в их библиотеке не было ни одной книги, которую бы он не прочитал. В Ленинграде была у него и первая любовь (девочка Катя). Уже после войны, когда он вернулся из армии, она приезжала к нему в Углич, но они расстались.
 Во время Великой Отечественной войны пятнадцатилетнему Леониду вместе матерью пришлось испытать все ужасы блокады. Когда начинались бомбёжки, они никогда не прятались в бомбоубежище, так как часто людей засыпало и там, а забирались под кровати в своей квартире. Голодному и истощённому подростку приходилось ходить за водой на Неву, так как городской водопровод не работал. Чтобы облегчить ношу, он зимой смастерил тележку и поставил её на 4 конька. Всё время его мучил голод. Мать, принося купленный по карточкам хлеб, долю сына отдавала ему сразу. Он съедал, не утолив голода. От своей доли она отрезала маленький кусочек и прятала его в тумбочку под замок. Но Лёня, зная об этом, проделал сверху в тумбочке дырку и утаскивал этот кусочек, закрывая дырку салфеткой и ставя на неё настольную лампу. Сначала мать грешила на мышей, пока не раскрыла Лёнину проделку. Чтобы не умереть с голоду, приходилось им собирать в поле и мёрзлую картошку, из которой пекли тошнотики.
 Когда через Ладогу открыли дорогу жизни, по радио объявили, что тех, у кого есть в Ярославской области родственники, будут туда вывозить. Они быстро собрались, но ехать пришлось очень долго.
 Лёня с матерью приехали в Углич и поселились у младшей сестры матери Капитолины Павловны Воробьёвой на улице 9-е Января. Она была учительницей. В войну на карточки давали не только хлеб, но и табак. Капитолина научилась курить, что очень не нравилось матери Лёни. Когда Лёня, весь опухший после блокады, еле передвигая ноги, поднялся на второй этаж крыльца её дома, сил постучать в дверь у него уже не было.
 Вскоре силы его были восстановлены. Чтобы получить среднее образование, он поступил в вечернюю школу рабочей молодёжи.
 После снятия блокады мать не захотела возвращаться в разрушенный Ленинград.
 В 1951 году на улице Спасской (в то время она называлась ул. Карла Маркса) пленными немцами для работников Угличской ГЭС был построен большой четырёхэтажный дом № 6. В этом доме Воробьёвым и Шигиным дали четырёхкомнатную квартиру № 63. В это время Капитолина Павловна уже работала в ГК КПСС. Она устроила туда курьером и мать Лёни.
 Леонид Павлович с 1943 по 1951 год служил в рядах Советской Армии, о чём свидетельствует первая запись в его трудовой книжке. Он очень любил море, мотивы которого отражал даже в интерьере своего жилья. Эта тема нашла своё место и в его стихах. Леонид Шигин также любил рисовать, работал во многих учреждениях художником-оформителем, участвовал в выставках в разных выставочных залах города и в художественной самодеятельности районного дома культуры.

Есть еще один мало кому известный человек - звонарь Виноградов Василий Александрович.
Виноградов Василий Александрович (17.02.1910 – 17.06.1999) родился в городе Рыбинске. Потом семья переехала в Углич. Жили они на Февральской улице, рядом с церковью Николы на Сухом Пруде, поэтому мальчик часто заходил туда, познакомился со священником, который взялся учить его играть на колоколах. А ещё он был известный баянист, старожилы до сих пор помнят его игру. Василий учился в школе №1 и закончил восемь классов, потом устроился на Волгострой слесарем 4-го разряда. И тут объявили, что можно выучиться специальности железнодорожника. Василий поехал в Волхов, а с 22 декабря 1938 года был принят на должность машиниста. В это время умер отец, а семья-то большая. Вот и пришлось работать изо всех сил.
 С первых дней войны Василий Александрович водил военные составы на Ленинградском и Волховском направлениях. «Немцы охотились за каждым поездом, - вспоминал бывший машинист, - бомбили каждый день. Туда везём мы военную технику - налетают. Обратно едем с ранеными - опять налетают!» В 1942 году состав был подбит и попал в аварию. Василию Александровичу оторвало палец на руке, и его комиссовали.
 Василий Александрович работал в Угличе на железнодорожной станции на водокачке, снабжал паровозы водой. В 65 лет ушёл на пенсию. На баяне играть больше не пришлось, но до самого конца Василий занимался музыкой. Кто в советское время в Угличе не знал звонаря дядю Васю!
 Человек он был душевный и отзывчивый, поэтому охотно передавал своё мастерство другим. Свои навыки в исполнении «Угличских колокольных звонов» он передал А. В.Кулагина – создателю одноименного музею. Рассказал ему Василий Александрович кучу присказок, которыми раньше пользовались звонари для имитации различных мелодий: « Начинал перезвоны звонарь Алексеевской колокольни (Алексеевский монастырь): Чер-нец у-бе-жал… Чер-нец у-бе-жал…- угадывалась фраза в его колокольных ударах (чернец, значит монах). Следом подхватывала Филипповская церковь, стояща на месте теперешнего парка Победы: «А мы ви-де-ли его…» колокольня левобережной Леонтьевской церк и(располагалассь как раз анпротив церкви Иоанна Предтечи, что недалеко от плотины уточняла: «Че-рез Волгу про-бе-жал…». И заканчивал звонарь Покровского монастыря (ныне не сохранившегося) «К нам при-бе-жал…». Его сын тоже талантливый человеком ста, преподавал ИЗО в педучилище, долгие годы он помогал Кузнецовой Надежде Михайловне в обустройстве музея часового заводаи в оформлении нашего Дворца культуры.

 Это все так и было после войны. Именно так души израненные бойцов оживали, глядя на расцветающую природу.
Давайте вспомним еще одного человека, много хорошего сделавшего для нашего города - это Богородский Василий Никандрович, родился он в селе Рождественский Майдан Нижегородского уезда Нижегородской губернии в марте 1912 года. Здесь он окончил начальную школу и продолжил образование в Городце. Потом учился на судомеханическом факультете Ленинградского института водного транспорта. В 1935 году Василий Никандрович начал работать инженером, а затем главным инженером в морском порту города Феодосии.
 Во время Великой Отечественной войны В.Н. Богородский служил военным инженером береговых коммуникаций Черноморского флота. «Мы эвакуировались из Севастополя. – Вспоминал Василий Никандрович. - Подогнали два транспорта. Это были пассажирские пароходы. Толкучка была страшная, по этой причине мы с другом потерялись. А народу столько, что на верхней палубе можно было только стоять, не двигаясь. Белоснежные пароходы оказались быстро замеченными вражеской авиацией. Начался страшный налёт. Корабль, шедший параллельным курсом, затонул вместе с людьми прямо на глазах. Защемило сердце. Я подумал: что, если мой друг был именно на нём? Когда высадились в Новороссийске, оказалось, что мы с другом были на одном корабле, только я на носу, а он на корме. Вот, что случалось на войне…»
 После войны Василий Никандрович переехал в Углич, где работал директором машиностроительного завода, директором ЭМЗ, в коммунальной службе города, на часовом заводе.
 С 1968 года В.Н. Богородский являлся бессменным председателем Общества охраны памятников истории и культуры. С 1988 года Богородский возглавлял городской Совет ветеранов. По его инициативе было начато строительство Дома ветеранов в Угличе, заложен памятный камень жертвам всех войн. Общество охраны памятников в то время вело большую работу по сохранению исторического наследия Углича.
 Огромным трудом стала его книга описания памятников истории и культуры, за сохранение которых он боролся всю жизнь. Трудовая деятельность и военная служба Василия Никандровича Богородского отмечены: орденом Отечественной войны II-й степени, медалью «За оборону Севастополя», другими медалями и Почётными грамотами, а также званием Почётного гражданина города Углича. Умер Василий Никандрович Богородский 10 мая 1998 года в возрасте 86 лет. Но память о нем живет в душе благодарных угличан, кто знал его лично, в душах его родственников.

 В заключение хотелось бы вспомнить еще одного человека - Смирнова Владимира Михайловича (1925-1987). Он родился в Рыбинске в 1925 году. Однако, волею судьбы, мать с сыном были вынуждены переехать в Углич. С этого времени жизнь, и трудовая деятельность Владимира Михайловича были связаны с нашим городом. В школе юноша учился средне, успешно переходил из класса в класс. Принимал участие в выпуске стенгазет, в художественной самодеятельности.
 В 1941 году, когда началась война, как и все мальчишки, Владимир рвался на фронт. Но по возрасту его не взяли. Пошел парень работать на ГЭС слесарем, учебу продолжил в Школе рабочей молодежи. В 1943 году ушел на фронт. Сквозь страшные испытания прошло его поколение. Война выкосила третья часть мужчин, родившихся в 1925 году. Он в их число не попал, хотя за спиной товарищей не прятался, делая свое солдатское дело, однако ранений не избежал.
Вырос Владимир в интеллигентной семье, много читал, знал и любил русский язык и литературу. В 1946 году демобилизованного фронтовика Горком комсомола рекомендовал на работу в музей – экскурсоводом. Через некоторое время в местной газете появились заметки Смирнова об истории родного края. Позже он 8 лет посвятил работе в редакции газеты «Коллективный труд» и «Авангард». По рекомендации руководства газеты Владимир Михайлович поступил на подготовительные курсы в Московский институт им Ломоносова.
В 1958 году Смирнова выдвигают на партийную работу. Коммунисты часового завода избирают его заместителем секретаря парткома. А через год он поступает на заочное отделение МГУ на факультет журналистики. Журналистом Владимир Михайлович был многоплановым. Его перу покорялись любые темы, но особо любимой была «Город в котором я живу».
 Смирнов Владимир Михайлович был инициатором газетной рубрики «Расскажу о хорошем человеке». Много статей, очерков написал это талантливый человек об участниках Великой Отечественной войне. Он отчетливо понимал, что Победа в 1945 году – это одна из опор нашего исторического сознания. Газетные материалы В.Смирнова преследовали одну цель - привлечь внимание читателей и общественности к тому, как происходит историческое развитие родного края, к тем событиям и фактам, без приобщения к которым невозможно воспитанию людей, особенно молодежи.
Мы в информационно-методическом центре Дворца культуры занимаемся темой «Таланты опаленные войной» уже третий год. Три года назад мы подготовили выставку о 20 угличанах, которые были связаны с войной и творчеством. Эта экспозиция была оформлена в холле ДК на первом этаже. Эта тема нас захватила, мы начали собирать из разных источников сведения об этих людях с интересными судьбами. В 2016 году мы выиграли небольшой областной Грант и поехали по селам, где рассказывали о фронтовиках, показывали фотографии школьникам и жителям деревень. Селяне с нами делились своими материалами. Весной фотографии «Таланты, опаленные войной» были выставлены на Успенской площади 9 мая.
Осенью 2016 года в выставочном зале свой проект и фотовыставку мы представили нашим зрителям. Сегодня это уже вторая встреча на ту же тему. Если вам наша встреча показалась интересной, мы готовы на будущий год вам рассказать еще и о других людях, чьи биографии мы собрали.


А.Л. Ленгвенс

Прочитано 971 раз
Другие материалы в этой категории: « Праздник музыки, добра и света В Углич едет Башмет »

Добавить комментарий

Удаляются комментарии, нарушающие законодательство РФ, в том числе высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.
Удаляются комментарии, которые не относятся к теме материала, не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и любые гиперссылки.

Защитный код
Обновить