Вторник, 14 Август 2018 15:14

Достойно есть. Быть или не быть в Угличе памятнику князю Андрею Большому…

Автор
  • Порекомендуйте друзьям.

В День России, 12 июня, на Первом Ярославском телеканале показали фильм, снятый недавно в Угличе, – «Последний рыцарь Средневековья Андрей Большой».

Мы работали над ним с Дмитрием Артамоновым и Иваном Бизиным. Главным вдохновителем, героем и рассказчиком фильма стал Владимир Гречухин. По идее нашего фильма, князь Андрей Большой – незаслуженно забытая историческая личность российской истории. Это масштабная, всерусская фигура, это настоящий герой русского Средневековья.

Как утверждает Владимир Гречухин, писатель, историк, краевед, Андрей Большой – единственный, кто пытался кроме целесообразности помнить о нравственности в XV веке. Для Углича правление Андрея Большого – по-настоящему золотой век. Углич не имел больше правителя такой гармоничной силы личности, правителя-зиждителя, который так обустраивал вверенную ему землю и который старался поднять Углич до уровня настоящей столицы, равной по своей сути Москве.

– Есть мудрая поговорка, – отмечает Владимир Александрович, – что города слагаются не из камней, а из людей. Так, при князе Андрее замечательных людей в Угличе было много, и значительной столицей он являлся по праву достойной содержательности бытия и достоинству вершившихся здесь дел. Золотой век был далеко не у каждого русского города. А у Углича он был! И он потом не повторился.

Своим фильмом мы хотели развенчать несправедливый миф: Андрей Большой не «сепаратист», «бунтовщик», «мятежник», а честный и доблестный воин, гуманист и созидатель, безвинно пострадавший от рук родного брата – Государя вся Руси Ивана III.

Об этом мы и говорили в студии Первого Ярославского. В диспуте от Углича участвовал Виктор Ерохин, а от Ярославля – доктор исторических наук, профессор Демидовского университета Юрий Иерусалимский. Конечно, профессор не во всём был согласен с нами, создателями фильма, но в одном мы сходились – князь Андрей Васильевич Большой сыграл самую заметную роль в истории Угличского княжества и достаточно существенную в истории страны. В ходе разговора логично встал вопрос, а не пора в Угличе поставить памятник его достойному правителю? Юрий Иерусалимский согласился с нами, что памятник поставить стоит. Например, сказал профессор, в Рязани стоит памятник князю Олегу Рязанскому, в Твери – Михаилу Тверскому. Конечно, мы сразу в эфире стали мечтать, каким он должен быть, где его в Угличе установить. Всем понятно, что вопрос с памятником такому яркому историческому деятелю требует большого широкого обсуждения. И сегодня мы решили начать серьёзный разговор на тему: «Быть или не быть?» с учёных мужей, настоящих российских патриотов и граждан, которыми древний Углич любим, которым дорого его историческое наследие, дорога его историческая Память.

Фреска с изображением Андрея Большого в Архангельском соборе Московского КремляАнатолий Горстка, Почётный гражданин Углича, искусствовед, автор книги «Горяй. Повесть об Андрее, князе Угличском»:

– Вопрос о выработке и установке памятника уже несколько раз поднимался в печати. В 2016 году исполнилось 570 лет со дня рождения Андрея Угличского (он родился 13 августа 1446 года). Хорошо, что снова возвращаемся к этому вопросу, и пора не только «поставить» его, но и решить? В случае установки памятника нашему князю, это стало бы актом глубокой благодарности жителей Углича своему великому и славному предку, невинно пострадавшему от своего брата – великого князя Ивана III, и получившего в истории печальное прозвище «Горяй»!

Угличский князь был просвещённым, высокообразованным, уделял внимание развитию культуры княжества – при нём появились скрипторий, иконописная мастерская. Также Андрей Большой был активным строителем – при нём впервые в истории нашего города развилось небывалое каменное строительство – кроме палат, которые сохранились в кремле, были выстроены собор в кремле, Покровский, Краснохолмский монастыри... Но, увы, богатое архитектурное и художественное наследие Андрея Большого почти не сохранилось, осталась лишь память. Удельный князь Андрей Большой – это наша гордость, другого такого человека в истории Углича не было.

Памятник должен быть в полный рост, в княжеских одеждах, облик – в точности, как на фреске в Архангельском соборе московского кремля. Он должен стоять при въезде в кремль, ведь практически весь кремль был им и застроен. Памятник Андрею Большому должен стоять по правую руку от Никольского моста (там, где сейчас клумбы) и встречать входящих в кремль.

Сергей Томсинский, ведущий научный сотрудник ОИРК Государственного Эрмитажа, кандидат исторических наук, начальник Древнерусской археологической экспедиции Эрмитажа:

– Так повелось издавна: удельные князья Московского царства хмурой толпой с неразличимыми лицами маячат за спинами державных старших братьев – вершителей «великого дела», непреклонно проводивших по градам и весям, по судьбам людским глубокую и кровавую «генеральную линию». Остались имена, даты, скупые летописные упоминания (порой не пространней записи в ежедневнике) – и непреложность правоты державных старших, утверждённая несколькими поколениями историков: имперских, советских, постсоветских…

Насколько нам известно, на сегодняшний день ни одного памятника удельным князьям в тех городах, которыми они владели, в меру своих сил благоустраивали, где строили храмы и творили не только традиционный для сильных мира сего произвол (А кто в те времена не творил произвол? Кто не родился!) – но и милостыню – ни одного такого памятника нет. И не вовсе не потому, что «генеральная линия» творения Государства Российского для нас священна – реалии взаимоотношений «великих» и «удельных» давно потеряли актуальность. А просто потому что… руки не доходят. Много ведь чего происходило после того, как в том или ином городе когда-то несколько лет просидел тот или другой удельный князь. Тем более если письменные источники не позволяют признать оного фигурой хоть сколько-нибудь примечательной. Притом, что памятник– это ведь не обязательно фигура в рост на высоком постаменте, это может быть и камень с надписью, и поклонный крест, и часовня: разные масштабы, разные затраты, разные статусы в историческом ландшафте. Но – руки не доходят.

Памятник Юрию Долгорукому в ДмитровеА должны дойти в конце концов! Хотя бы потому, что эти люди из хмурой безликой толпы – они были, они были люди, и не просто были, а, самим фактом рождения поставленные поперёк «генеральной линии» соучаствовали в проведении этой линии весьма активно, хотя не всегда успешно. Да и царственным градом Москвой владели они совместно с державными старшими – дело-то было семейное! Другое дело – какая была семья… но тут уж как сложилось… Стало быть, и без них, без их сотрудничества Москва бы не поднялась, Россия бы не поднялась!

Угличский удельный князь Андрей Васильевич Большой Горяй (1462-1492), рождённый и окончивший свои дни в заточении и за тридцать лет, превративший свой город в богатую гордую столицу Семиградного удела в этой хмурой безликой толпе родственников товарищей по несчастью родиться младшими братьями, стоит, безусловно, в первом ряду. Память о нём, о его славной и горестной судьбе в этом городе неискоренима, хотя от былого великолепия столицы Семиградья осталось только одно строение, да и то увязалось с именем царевича Димитрия, да две Псалтири, написанных в Угличе в 1485 и 1491 годах, в год страшного пожара, уничтожившего весь город и за год до ареста самого князя Андрея Васильевича в Москве. Память не только цепляется за памятники, но и требует памятников, стало быть, памятник Андрею Васильевичу Большому в Угличе должен быть.

Достойно есть, как говорили в его времена, – и время пришло.

Главная проблема – где. Конечно, не на месте памятника Ленину, судьбу которого, кажется, намерены решать местные власти. По сему поводу заметим, что, например, и в славном городе Юрьеве-Польском, и в славном городе Дмитрове – соседство – разумеется, не близкое, но всё же визуальное в историческом ландшафте – соседство Ленина и основателя городов Юрия Долгорукого никого не смущает: каждый на своём месте и во времени, и в пространстве. Оба были в судьбе этих городов.

Кстати, оба памятника Долгорукому – и небольшой гранитный в Юрьеве, и весьма репрезентативный бронзовый в Дмитрове - по своему хороши, хотя совершенно непохожи один на другой. Зато соразмерны городам, увековечившим память князя-основателя.

Конечно, памятник Андрею Васильевичу не встанет и в кремле, ибо ансамбль кремля давно сложился, недавно открытый памятник св. царевичу Димитрию удалось тактично вписать в этот ансамбль, но появление здесь ещё одного монумента представить себе трудно.

Остаётся пространство Успенской площади перед Никольским мостом: князь Андрей Васильевич, как его пращур в упомянутых выше городах, окажется перед своим двором – который он, конечно, не узнал бы, если бы увидел. От Ленина его в этом случае даже в зимнее время надёжно изолирует массив зелёных насаждений. Дальнейшие рассуждения на эту тему, то есть конкретика самого памятника – в компетенции архитекторов и скульпторов. Позволим себе только напомнить, что единственное изображение Андрея Васильевича – известная фреска Архангельского собора в Москве – никак не портрет этого человека, но таким его должны были увидеть потомки – а значит, и мы.

Евгений Ермолин, доктор искусствоведческих наук, профессор кафедры журналистики ЯГПУ им. КД. Ушинского:

– Сама идея установки памятника князю Андрею Большому оправдана значимостью этой фигуры, несправедливо забытой, в русской истории и в истории Ярославской земли.

Существует только фреска с его изображением в Архангельском соборе. Она поздняя, поэтому написана тоже по воображению. Главное – родить идею памятника. Мне кажется, в его образе не должно быть ничего воинственного: мечей, доспехов. И без явной церковной символики, её и так много. И без высокого пьедестала, чтобы, стоя рядом с ним, могли пофотПамятник князю Михаилу Тверскому в Твериографироваться. Варианты образной идеи такие: князь просто весёлый и общительный человек без той строгости, которая зачем-то напущена в Ярославле на Ярослава, вообще, по-моему, самый неудачный проект Комова. Возможно, стоит в арочном пролете и смеётся. Или образ щедрости, чем-то делится с детьми, например, яблоками. Или с одним ребёнком, но тогда все будут узнавать в нём Димитрия. Это в том случае, если вообще создавать многофигурный памятник, что, конечно, дороже. Если одного князя проектировать, то можно на берегу: смотрит на Волгу из-под руки, не плывут ли враги из Москвы.

Виктор Ерохин, заслуженный работник культуры:

– Несомненно, как выдающийся деятель Средневековья, князь Андрей Большой Угличский заслуживает памятника: во-первых, он был замечательным полководцем, участвовал в тех битвах и делах, которые способствовали собиранию, воссоединению Руси. Во-вторых, он был выдающимся строителем, при нём в Угличе велось возведение каменных храмов и зданий, в-третьих, он был попечителем и деятелем культуры – при нём в Угличе велось летописание, оформлялись рукописные книги, работали писцы. Андрей Угличский – замечательный деятель, созидатель, памятника он вполне достоин.

Какой памятник должен быть? Из того, что я сказал, он может быть трёх видов: князь-воин (конная статуя), либо князь-строитель (стоящий князь с храмом в руках), либо как деятель культуры, он может быть изображён с книгой в руках.

Надо памятник поставить при входе в кремль, справа от моста, на мысу. Подойти можно будет с моста, оборудовав подход. Это не должен быть камерный памятник, как царевичу Димитрию, он должен быть более солидный монумент, и он должен быть в каком-то особом пространстве.

Александр Гудков, преподаватель истории и обществоведческих дисциплин Угличского индустриально-педагогического колледжа:

– «…Если звёзды зажигают – значит – это кому-нибудь нужно?» Перефразируя эту известную строку из стихотворения Владимира Маяковского (авторство, которой до сих пор многие относят Антуану де Сент-Экзюпери), стоит, прежде всего, задаться вопросом: «Кому нужен памятник Андрею Большому?».

Напрашивающийся ответ: «Нам, благодарным потомкам!», вовсе не так очевиден, как кажется на первый взгляд. Вошедший в официальную историографию (позже в литературу, кинематограф…) как князь – сепаратист Андрей Большой вряд ли будет интересен федеральным и региональным властям для увековечивания в бронзе. Скорее оппозиционеры, стремящиеся увидеть в Андрее Горяе мученика – борца за идеалы справедливости (которым в современном понимании князь никогда не был), захотят сделать его одним из своих героев. Либо претендующие на оригинальность современные создатели мифа об Андрее – последнем рыцаре Средневековья. Сам православный князь, несомненно, оскорбился бы, узнав, что кто-то позволяет себе сравнивать его с воинами, стоявшими на страже католичества (читай – обзывать неподобающим образом). К тому же, в средневековой европейской иерархии Андрей не рыцарь, а герцог.

Замечу, что Андрей Большой, несомненно, памятника заслуживает. Будучи рождённым в угличской неволе любимым внуком Софьи Витовтовны, со временем он стал устроителем многих земель, поддержавшим культурные (религиозные в контексте Средневековья) начинания правителем, успешным воином…

Но прагматичным и честным ответом на вопрос о том, кому нужен памятник этому князю, является только один: угличанам, которые приобретут новую достопримечательность и с её установки начнут ребрендинг города (Углич будет позиционироваться не только в качестве предполагаемого места смерти царевича Димитрия, но и как главная резиденция замученного в темнице собственным братом Андрея Горяя, достойного представителя семьи Великого князя Василия Тёмного). Напомню, от пребывания Андрея в Угличе осталась одна привлекательная взору туриста достопримечательность – Палаты дворца удельных князей, и о масштабах деятельности князя посетители смогут догадываться только под впечатлением красноречия экскурсоводов. Кстати, и оплатить не один миллион рублей на комплекс работ, связанных с проектированием и установкой памятника, придётся угличанам. Впрочем, у него может появиться ещё один заинтересованный инвестор – меценат, стремящийся увековечить своё имя устройством скульптуры жившему в XV веке местному правителю.

Если идея установки памятника обретёт реальную финансовую поддержку, автору проекта предстоит решить непростую задачу, изобразив одного Андрея (непохожего на стоящего в нашем областном центре Ярослава Мудрого), или Андрея с Кассианом Учемским (непохожих на Минина с Пожарским, Кирилла с Мефодием и т.д.), или Андрея с Кассианом Учемским и Дионисием (…), или… Важно не забыть и о размерах: изображение князя в полный рост не должно уступать довольно крупной скульптуре ребёнка-царевича, уже увековеченного в угличском кремле.

В любом случае уместной в сегодняшнем состоянии Углича представляется установка памятника на развилке дорожек, огибающих Богоявленский собор, в сени деревьев напротив входа в здание городской Думы. И сохранившиеся памятники прошлого не заслонит, и туристам удобно фотографироваться, и мимо не пройдёшь…

Подготовил Алексей СУСЛОВ

«Угличанин» №24 (579) от 20.06.2018 года
http://uglichanin-smi.ru/socium/1819-dostoyno-est.html

Прочитано 357 раз

Добавить комментарий

Удаляются комментарии, нарушающие законодательство РФ, в том числе экстремистские высказывания, высказывания содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, клеветнические высказывания, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.
Удаляются комментарии, которые не относятся к теме материала, не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и ссылки коммерческого характера.

Защитный код
Обновить