Вторник, 07 Август 2018 10:00

История с иконами

Автор Газета "Угличанин"
  • Порекомендуйте друзьям.

В 1891 году отмечалась значимая для Углича дата – 300-летие гибели царевича Димитрия.

Страстотерпец святой благоверный князь всегда глубоко почитался угличанами, поэтому общественность заранее тщательно готовилась к юбилейной дате. Велась реставрация древнего княжеского дворца, в котором планировалось открыть музей. В 1891 году в Ярославле были изданы брошюры А.Н. Ушакова «Церковь Святого царевича Димитрия на крови» и «Угличский Богоявленский женский монастырь в городе Угличе Ярославской губернии». Также был подготовлен альбом фотографических снимков, запечатлевший здания и священные реликвии, связанные с царевичем. Возвращён из Тобольска «ссыльный» колокол.

Происходили и другие значимые события, оставившие по себе память. 14 мая 1891 года было созвано экстренное заседание Угличской Городской Думы, на котором в числе прочего определено:

«1) В ознаменование и увековечение трёхсотлетия со дня кончины Св. Страстотерпца Царевича Димитрия поставить во Дворце Св. Царевича Димитрия, по окончании реставрации его, икону с неугасимою пред нею лампадою Св. Царевича Димитрия;

2) в ознаменование дня Священнаго Коронования Их Императорских Величеств, совпавшаго с днем трёхсотлетия кончины Св. Царевича Димитрия, поставить во Дворце Св. Царевича Димитрия икону Св. Благовернаго Александра Невскаго и

3) в ознаменование избавления Его Императорскаго Высочества Государя Наследника Цесаревича Николая Александровича от грозившей опасности в г. Оцу в Японии установить во Дворце Св. Царевича Димитрия икону Св. Николая Чудотворца».

5098705Во исполнение постановления Думы Городской Управой 6 июля было испрошено разрешение ярославского губернатора Алексея Яковлевича Фриде, являвшегося председателем Комиссии по реставрации Дворца, на размещение вышеперечисленных икон. В ответ на представление Управы губернатор 5 августа уведомил городского голову Михаила Александровича Жаренова, «что приведению в исполнение вышеозначеннаго постановления Думы от 14 мая… препятствий не встречается».

Иконы размером два аршина пять вершков в высоту и один аршин четыре вершка в ширину (165х89 см) «с вызолоченным чеканным фоном и с вызолоченными рамами» были заказаны петербургскому художнику Алексею Васильевичу Шишкину. По завершении доставлены на станцию Родионово Рыбинско-Бологовской железной дороги, а 2 июня 1892 года были размещены во Дворце в Угличе.

На основе приведённых сведений устанавливается, что по решению Городской Думы заказаны три иконы: царевича Димитрия, великого князя Александра Невского и святителя Николая Чудотворца. Первая икона создавалась в ознаменование 300-летия гибели царевича Димитрия, которое пришлось на 15 мая 1891 года. Вторая икона – по случаю совпадения даты коронования императора Александра III (15 мая 1883 года) с днём памяти царевича Димитрия. Третья икона – по случаю спасения цесаревича Николая Александровича во время покушения в японском городе Оцу 29 апреля 1891 года, когда при проезде по узкой улице полицейский и самурай-фанатик Цуды Сандзо нанёс два удара саблей по голове будущему императору.

Юбилейная дата 300-летия гибели царевича Димитрия и громкое событие в Оцу, вероятно, и подвигли Городскую Думу собраться на экстренное заседание. Если в других городах в честь чудесного спасения наследника престола воздвигали храмы и часовни, то в Угличе решили увековечить данное событие особым набором икон, связанных с наиболее значительным событием местной истории и святыми покровителями правящей династии.

Казалось бы, решение общественности было исполнено, но это лишь начало сложной и драматичной истории. Доставленные из Петербурга иконы 2 июня 1892 года, как и предполагалось, были размещены во Дворце. Но уже 13 июня Комиссия по управлению Угличским музеем в составе председателя Я.С. Колмогорова и присутствующих И.А. Шлякова, Н.Д. Лаврова, Н.Д. Евреинова, К.Н. Евреинова и Н.А. Бычкова собралась за заседание, итоги которого зафиксированы в протоколе № 2. Было записано следующее: комиссия «признала, что иконы, поступившия от города для помещения во дворце Св. Царевича Дмитрия, совершенно не соответствуют ни характеру, ни духу, ни целям Музея по их новейшему письму и размеру. Постановила: … ввиду приезда в Углич Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Владимира Александровича, Президента Императорской Академии Художеств, означенныя иконы немедленно передать для хранения в церковь Св. Царевича Димитрия на крови».

Дворец царевича Димитрия после реставрации. Фото конца XIX в.Надо полагать, члены комиссии со своей стороны находили неуместным размещение крупных икон новейшего письма с неугасимыми лампадами в музейной экспозиции и перед визитом великого князя – тонкого ценителя искусств, попечителя Московского Румянцевского музея, – дабы не вызвать замечаний, спешили убрать обозначенные иконы из экспозиции.

Решение перенести из Дворца царевича Димитрия преподнесённые от города иконы вызвало отрицательное отношение у многих влиятельных угличан. В результате на заседании Думы 27 октября 1892 года «между прочими предметами» обсуждался и вопрос постановки икон. От Городской Управы был зачитан доклад о сложившейся ситуации и запрошены указания Думы, «какое ей угодно дать назначение вышеозначенным иконам».

10 декабря того же года состоялось заседание Комиссии по реставрации Дворца Димитрия Царевича в Угличе под председательством губернатора А.Я. Фриде, в присутствии членов комиссии: И.А. Вахрамеева, И.А. Шлякова, В.И. Шишкина, Н.Д. Евреинова и Н.А. Бычкова. По вопросу размещения икон комиссия обвинила в недоработках Городскую Управу, которая не учла допустимые размеры и стиль письма.

Но дело оставалось нерешённым, и 24 июня 1893 года данный вопрос вновь рассматривался на заседании Думы под председательством городского головы М.А. Жаренова, в присутствии 26 гласных. При проведении голосования большинство высказалось оставить иконы во Дворце, но при этом гласные, входившие в музейную комиссию, обращали внимание не только на предыдущие вопросы, но и на неуместность изображения царевича Димитрия в «польском костюме». По всей видимости, царевич был представлен на иконе не в традиционных царских одеждах, а в коротком кафтане.

Точный итог дела неизвестен, вероятно, каждая сторона сохранила свою позицию, а преподнесённые городским обществом иконы так и остались в церкви царевича Димитрия «на крови» вплоть до её закрытия в 1924 году. Затем их ожидала различная судьба. Иконы царевича Димитрия и Николая Чудотворца были утрачены при неизвестных обстоятельствах, а образ Александра Невского использован для заделки центрального окна алтаря, как нередко поступали с иконами в советский период.

По прошествии многих десятилетий обстоятельства дела были забыты – лишь щит на Горнем месте своими шпонками и плотно пригнанными досками подозрительно напоминал икону. В августе 2015 года принимается решение извлечь щит и устранить давние подозрения. После снятия проводки сигнализации и утеплительных материалов он был извлечён – в итоге обнаружена сиявшая золотом и яркими красками великолепная икона. Образ Александра Невского был отреставрирован художником-реставратором Василием Алексеевичем Ивановым и занял достойное место в музейном собрании.

Так была обретена ценная реликвия прошлого, имеющая неразрывную связь с историей Углича конца XIX столетия и периодом создания Угличского музея, хранящая память о важной дате – 300-летии гибели царевича Димитрия. По документам о реставрации Дворца была установлена история её происхождения – обстоятельства создания и имя автора. Данная икона ценна не только как памятник иконописи, но и как значимая реликвия, повествование о которой уместно в дни памяти царевича.

Евгений ЛИУКОНЕН

«Угличанин» №22 (577) от 06.06.2018 года
http://uglichanin-smi.ru/istoriya/1809-istoriya-s-ikonami.html

Прочитано 323 раз

Добавить комментарий

Удаляются комментарии, нарушающие законодательство РФ, в том числе экстремистские высказывания, высказывания содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, клеветнические высказывания, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.
Удаляются комментарии, которые не относятся к теме материала, не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и ссылки коммерческого характера.

Защитный код
Обновить